Репортаж из затопленной Яйвы

Репортаж из затопленной Яйвы
Уральской Венецией называют свой поселок яйвинцы, жители той стороны, что за железной дорогой. В июне 2019 года на Properm.ru вышел репортаж о том, как местные пережили паводок. Год спустя журналист Андрей Дербенев вернулся в поселок в пик подтопления, и проплыв на лодке по улицам, увидел все своими глазами.
 

На перекресток улицы Озерная и Гагарина подъезжает Нива. За рулем местная жительница Кристина. Девушка достает из багажника «болотники», подтягивает на ногах.

— Началось все вчера (7 мая — Properm.ru) в половине шестого, — рассказывает Кристина. — Мы приехали с работы. Вода еще за огородом была, а за ночь поднялась. Мы уехали сегодня рано утром, вода была в погребе, сантиметров пятнадцать до пола оставалось. Сейчас пойду смотреть, как там в доме. Вода быстро идет.

— А как вы определяете, что вот-вот начнется паводок и надо вовремя убежать?

— Никак. Сами здесь живем только второй год. Когда покупали дом, нам соседи говорили, что такое было 16 лет назад, ну мы и рискнули. А теперь второй год топит.

— У вас есть куда переехать на время паводка?

— Есть, но мы никуда не поедем. У нас там собака осталась — кавказская овчарка. Да и смотреть за домом надо.

— Мы с вами пройдем, сколько сможем.

— Нет, не пройдете, у вас короткие сапоги.

Кристина закрыла машину и осторожно вступила в воду. В паводок она так добирается до дома на улице Матросова. Мы созваниваемся с еще одной жительницей этой улицы, и она обещает послать за нами лодку.

Кристина идет к дому по Озёрной улице

Дорогу в микрорайон Щелково также перемыло. У края воды стоит Газель с продуктами. Водитель раздумывает, рискнуть ли.

К перекрестку подходит еще одна местная жительница, буднично достает из пакета высокие сапоги, переодевает обувь.

— В прошлом году сильнее было, в 2004 году еще сильнее, — объясняет Ирина Николаевна. — В разные периоды небольшое затопление, по дороге можно было в коротких сапогах пройти. Мы живем с мужем в доме по улице Чапаева, он там один.

Ирина Николаевна сторонница версии, что паводок создан искусственно: пермская ГРЭС, считает она, придерживает воду и поздно начинает сбрасывать: «После того, как нас в прошлом году засняли с квадрокоптера, начали сбрасывать и вода резко стала уходить».

Однако в этом году створы Камской ГЭС были открыты на месяц раньше. Начало половодья в бассейне Камы зафиксировано в начале апреля. 2 апреля уровень воды выше Камской ГЭС находился на отметке 104,05 м. Нормальный подпорный уровень (отметка наполнения Камского водохранилища) — 108,5 м. Створы были открыты 14 апреля, в 2019 году — 14 мая. Режим сброса для Камской ГЭС регулирует Федеральное агентство водных ресурсов, рассказывают в пресс-службе станции.

Водитель «Газели» медленно поехал по воде, ориентируясь по столбам электроснабжения. Мы дождались проводника на лодке, героя прошлогоднего репортажа Алексея Дементьева. Его лодка — единственное плавсредство на всей улице Матросова. Зимой тракторист при чистке снега сломал нос лодки, пришлось срочно ремонтировать.

Раскачиваясь, проплываем мимо знака «Водоохранная зона», подтопленных заборов, сараев и домов. Подняло весь пластик, плывет мусор. Удивительно, но не слышно лая собак.

На крыльце нас ждут Алексей и Юлия Анкушины. Мы швартуемся носом в открытую дверь крыльца.

— Первый раз вода подошла 30 апреля, — говорит Юлия. — Я вместе с детьми уехала к маме. На следующий день позвонила мужу, он сказал, что вода ушла и мы вернулись. С 6 мая вода стала потихоньку прибывать. Днем 7 мая я еще успела сбегать в магазин, чтобы детям еды купить, а уже вечером мужа встречала на дороге, чтобы передать болотники. Утром 8 мая я проснулась, а в доме вода, попросила мужа принести мне сапоги.

— Как давно здесь живете?

— Третий потоп.

Анкушины приобрели этот дом в феврале 2018 года, про паводок им рассказали не всю правду. «Бывает, — говорили продавцы, — ну в сапогах пару дней походите до Озерной».

В прошлом году вода в доме достигала полуметра. Сейчас полностью затоплен погреб и частично пол. Уровень воды в огороде — по пояс. Всплыли деревянные мостки. Перевернута будка. Собака ушла с цепи до паводка.

Прошлогодний паводок нанес Анкушиным значительный ущерб: пострадала мебель и бытовая техника. Администрация района выплатила компенсацию, которая не покрыла расходы на отделку дома.

В этом году Юлия была уже поумней: подняла на чурки всю мебель, все что смогла поднять одна, пока муж был на работе. Алексей работает на Яйвинской ГРЭС сантехником, и мы шутим про незакрытый кран. Чувство юмора у яйвинцев сохраняется.

В дверях появляются две девочки в сапожках, любопытно, с кем мама разговаривает. В семье трое детей, самой маленькой 8 месяцев, двум другим девочкам — 3 года и 7 лет.

— Мы сделали себе метку и смотрим, поднимается или нет. Последние два часа вода не поднималась.

Вечером Юлия прислала новые фото: вода поднялась на 30 см, затопило весь пол в доме, пострадала мягкая мебель. И 11 мая вода еще была в доме.

Наш проводник на обратном пути говорит, что надо чистить озеро от зарослей, чтобы вода проходила. Возвращает нас на прежнее место.

Пермский ГИС-Центр прогнозировал пиковый подъем уровня воды на Яйве, Усьве, Иньве и Вишере к 6 мая. Ранее, в апреле, разлилась река Бабка, подтопила два автомобильных моста в Моховском сельском поселении. Жителям пришлось добираться домой по пешеходному.

На сайте МЧС с апреля висит дежурное предупреждение о вероятности повышения воды с интенсивным выходом на пойму и подтоплением территорий и участков дорог в пониженных местах.

10 мая в Гайнском муниципальном округе введен режим чрезвычайной ситуации. Паводок в поселках Серебрянка, Кебраты и Усть-Черная, поднялась река Весляна. Обстановка ухудшилась из-за повышения среднесуточной температуры воздуха и быстрого таяния снега, пишет пресс-служба министерства.

В поселке Серебрянка развернут пункт временного размещения на базе школы. В нем размещены шесть человек, один житель села Усть-Черная отказался от размещения в ПВР. В поселке Кебраты эвакуации не потребовалось, так как в зону подтопления жилые дома не попали.

В других районах режимы ЧС не вводились.

Мы идем в обход, в Щелково. На железнодорожной насыпи бульдозер разравнивает гальку. Встречаем женщину, возвращающуюся из магазина. Помогаем донести сумку.

— У нас топило участок, теплицы плавали и баня, — рассказывает местная жительница — Муж спасал помидоры. Из туалетов все подняло. Нам потом уколы ставили… Шестнадцать лет такого не было, первый раз в прошлом году было, и в этот раз так быстро вода прибыла. У соседей напротив весь огород уже в воде, а у нас только в канавах.

Проезжает тепловоз. По этой дороге вывозят калийные удобрения на экспорт в другие страны. Железнодорожные пути сообщения не отрезаны, отрезано Щелково. В местном магазине не оказалось хлеба и других нужных продуктов.

— Вот и закупила на три дня: молока, кефира, хлеба и мяса. Каждый день ходить не можем.

Изоляции можно было бы избежать, если «поднять» дорогу, улицу Гагарина.

— Сколько мы живем, не видели, чтобы дорогу делали. Нам не нужен асфальт, нам проехать надо.

Отдышавшись, добавляет:

— У нас с дедом был вчера 50-летний юбилей свадьбы, дети не смогли проехать. Дедушка вчера сходил за тортом, стоит в холодильнике, ждет их.

Улица Гагарина, ведущая в микрорайон Щелково

Минимум четыре дома в Щелково оказались отрезанными настолько, что могут передвигаться только на лодках. Лодки давно приготовленные, просмоленные. Одна такая лодка пришвартована возле Краснофлотского переулка, мы ищем, у кого можно одолжить весло.

На стук в ворота отозвалась семья Александровых. Расспрашиваем про изоляцию.

— Мы не можем выехать. Раньше объезжали по железнодорожной насыпи. Понимаем, что небезопасно, но что было делать. А сейчас там работы ведут. Вот приостановили бы дня на три, пока вода не уйдет, — говорит глава семейства Владимир.

— Из-за того, что вы отрезаны, у вас есть в чем-то нужда?

— У меня сегодня день рождения, хотела на стол что-нибудь собрать… да хотя бы хлеб привезли, — расстроилась Ирина.

Год назад вода подошла к дому и перемыла проулок от Вильвенской до Мостостроителей.

— Где мы стоим, было по колено, — вспоминает сын Саша. — Но посмотрим, как в этом году, потихоньку вода прибывает.

— А как вы определяете, что нужно готовиться к паводку или пора эвакуироваться?

— Опыт. По уровню воды.

— Может, какие-то метки у вас есть?

— Мы смотрим по кустам. В ту сторону кусты — берег озера, в другую — берег Вильвы. Берег над рекой в летнее время возвышается метра на три, значит, вода поднялась на четыре метра, — объясняет Саша.

Гидрологический пост в Усть-Игуме показывал 10 мая отметку в Вильве 625 см, и это абсолютный максимум за 13 лет наблюдения. Для сравнения, 5 мая Вильва поднималась на отметку 329 см.

— Вас предупреждали о паводке?

— Да, на колонках объявления висят, — говорит Ирина. — Но что нас предупреждать, мы и так об этом знаем, меры бы принимали.

— А какие меры, по-вашему, должна предпринять администрация?

— Хотя бы центральную дорогу, улицу Гагарина, поднять, — советует сын, — там надо-то КамАЗов пять-шесть, обкопать, сделать стоки.

Семья Александровых согласилась довезти нас до домов по Вильвенской улице.

— Вот здесь, где мы плывем, дорога, — поясняет Владимир.

Улица Матросова

На сухом пятачке собрались соседи.

— Здравствуйте, как вы тут, изолированные от большого мира?

На скамейке перед домом две женщины.

— Так мы не удивляемся, у нас так каждый год. Но уж лучше потоп, чем пожар. От воды можно повыше забраться, а огонь ничего не оставит, — говорит Людмила Владимировна. — Мы или огородами ходим, или на лодках в магазин. Лодки рано начинаем готовить, чтобы на ходу были. У нас одна только проблема — центральную дорогу перемывает, хлеб не привезти, скорой не проехать.

Подошел сосед Алексей Чуклинов, у которого в прошлом году пострадала техника в гараже. Вода снова подошла к его дому. В проулок из Вильвы в озеро рвется поток.

— Ниже вода в этом году.

— Как измерили?

— А вон видишь на столбе нижний бандаж, вот там рыжая метка — прошлогодний уровень. Сантиметров на 60 меньше нынче.

— Помню, вы хотели вместо компенсации попросить машину гравия. Привезли?

— Да какое там, — машет Алексей. — Кому мы здесь нужны? Вот я сам привез щебенку, хватило ямы засыпать.

Собака Алексея пытается забраться в лодку.

— Отвязался, что ли? — приглядывается Алексей.

— Так что мне, скажет, тонуть? — смеется Владимир.

— За водой приехали? Ведра-то что не взяли? — пытается шутить с нами подошедший Анатолий. — Люди дуркуют, и погода дуркует, пока люди не успокоятся, вот такая *** [ерунда] и будет.

— А что с людьми стало? — уточняем мы.

— Так посмотри, что во власти, ***, творят. Это все от них идет, пускают реки вспять.

— Сколько я в прошлый год в МЧС звонил, каждые пять минут им фотографии отправлял, мы это сделаем, то сделаем... — начал Алексей.

— Ты напиши в газете, — перебивает Анатолий. — *** [плохие люди] насыпь засыпали, хоть бы сделали, чтобы машины сюда заезжали. Напиши это, хоть для смеху.

— Анатолий, ну что, довези их в лодке до магазина, — просит Людмила Владимировна.

— Это можно.

С Анатолием выезжаем на середину Вильвы, едем до края поселка. Он показывает на подтопленные дома. У одного дома собака на крыше будки, на цепи. Дом на замке и пес остался один.

— В этих местах топило, люди бросили свои дома, — перекрикивает шум мотора Анатолий. — Здесь вот бабка моя жила.

Добираемся до магазина. Оказалось, продуктовая «Газель» все-таки прорвалась через перемытую дорогу. Водитель доставил продукты в магазин Щелково, но застрял на обратном пути, КРАЗом на тросе вытащили.

19:12
299
RSS
08:32

Последствия паводка в Яйве.

Загрузка...